ЭДИТА ПЬЕХА

Объявление

Форум, посвященный творчеству народной артистки СССР Эдиты Станиславовны Пьехи www.edyta.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЭДИТА ПЬЕХА » ПРЕССА » ИНТЕРВЬЮ ЭДИТЫ ПЬЕХИ ПЕЧАТНЫМ И ЭЛЕКТРОННЫМ СМИ


ИНТЕРВЬЮ ЭДИТЫ ПЬЕХИ ПЕЧАТНЫМ И ЭЛЕКТРОННЫМ СМИ

Сообщений 871 страница 900 из 922

871

Очень интересная статья ,я  уже все это читал где-то но сохранил на память фото ,кот никогда раньше не видел.Спасибо.

872

Это не статья, а, по выражению авторов сопредельного сайта, фрагменты книги об ЭСП, которые были представлены издательством "ЭКСМО".

873

Труды гжи Французовой.
Жаль, что собственный язык Эдиты Пьехи заменен на чей-то.
А уж у нее язык образнее, в разы лучше.

874

Лучиан написал(а):

я  уже все это читал где-то но сохранил на память фото ,кот никогда раньше не видел.

Да, это давнишнее интервью про "девушку в слезах", причем скопированное один в один. Понятно, что Артистка могла вспомнить и рассказать эту историю снова для книги, но никогда человек, тем более по прошествии времени, не повторит слово в слово.
Интервью - это творчество двух человек. Ведь журналист, когда брал это интервью годы назад, потратил свое время, труд, а теперь оно воспроизводится как работа Французовой. Я не знаток авторского права, но это напоминает плагиат: "Плагиат выражается в публикации под своим именем чужого произведения, а также в заимствовании фрагментов чужих произведений без указания источника заимствования". И так вся книга?
Среди поклонников поговаривают, что использована подборка интервью, собранная в книгу несколько лет назад Ю. Баладжаровым. Называлась, кажется, "Интервью длиною в жизнь", но у меня нет этого сборника, поэтому судить не могу.
Друзья, я еще не купил и не читал "От чистого сердца". А вы? Каковы впечатления? Поделитесь.

А фотография чудесная! Судя по стрижке ЭС - это год 74-75-й.

Отредактировано Аркадий (2017-09-22 16:49:54)

875

Ну вот и пошли ляпы

876

Ссылка

877

https://biography.wikireading.ru/136313
Интервью Эдиты Пьехи 1998 г.
из книги журналиста и писателя Ф.Медведева "Сильные женщины. Их боялись мужчины".

Хотя и не "новинка сезона", как книга "ОЧС", но интервью живое, человеческое, даже с какими-то неизвестными мне  деталями.
Почитайте, рекомендую.

Отредактировано Аркадий (2017-09-30 20:40:09)

878

Большое спасибо! Совсем другой, живой и интересный язык, интересно читать.

879

Полина! В дополнение к вашему материалу - см.

http://electrotrans.spb.ru/novosti/2017 … amaya_rech

880

https://rg.ru/2017/10/02/reg-szfo/edita … uarov.html

881

http://www.mk.ru/culture/2017/10/02/v-p … knigu.html

882

Ссылка

883

http://www.svetskyspb.ru/person/30/
ПОМНЮ ТОЛЬКО ХОРОШЕЕ
"Мне кажется, что цифры в моём паспорте перепутаны и что мне до сих пор 18. Я совершенно не ощущаю тяжести пройденного жизненного пути, чувствую себя хорошо, молода душой и телом."
Вот оно как... 
Наверное, это интервью у нас было на форуме, т.к. оно в преддверии юбилея 80-60, но точно не помню.

884

Хорошее интервью, спасибо

885

https://www.kp.ru/daily/26771.5/3807867/

886

"Московский комсомолец", 23 января 1982 г.
ИНТЕРВЬЮ ЭДИТЫ ПЬЕХИ  ПЕЧАТНЫМ И ЭЛЕКТРОННЫМ СМИ

887

"Советский Крым" (Ялта), 13 октября 1978 г.

ИНТЕРВЬЮ ЭДИТЫ ПЬЕХИ  ПЕЧАТНЫМ И ЭЛЕКТРОННЫМ СМИ

888

"Советская культура", 29 июня 1983 г.

ИНТЕРВЬЮ ЭДИТЫ ПЬЕХИ  ПЕЧАТНЫМ И ЭЛЕКТРОННЫМ СМИ

889

"Советская мысль" (Вологда), 15 ноября 1977 г.

ИНТЕРВЬЮ ЭДИТЫ ПЬЕХИ  ПЕЧАТНЫМ И ЭЛЕКТРОННЫМ СМИ

890

  В 1979 году издательство  "Молодая гвардия" планировало выпустить книгу Эдиты Станиславовны Пьехи, но по каким-то причинам не сложилось. А  жаль, потому что  Эдита Станиславовна  была в расцвете творческих и жизненных сил, и книга, несмотря на принятый в то время советский стиль изложения, могла получиться очень интересной (халтуру с ошибками тогда не выпускали по определению).
    Газета "Советская Россия" опубликовала  небольшой фрагмент размышлений  артистки, которые должны были превратиться в книгу.
     "Советская Россия": "Эдита Пьеха. С песней по жизни", 2 мая 1979 г., № 102, стр. 4.
    - Когда-то искусство эстрады связывали только с развлекательными целями. И определение подходящее нашлось — легкий жанр. Это, в свою очередь, способствовало и появлению артистов, относящихся к эстраде, как к искусству несерьезному.
Породило это и круг непритязательных зрителей, бездумно воспринимавших с эстрады пошлость и дурновщину. Снижение взыскательности артиста к своему творчеству приводит к снижению требовательности к самому себе, к своим нравственным и эстетическим принципам.
      Не стану говорить о том, что всякий человек, взявшийся проповедовать прекрасное, должен сам иметь совершенно определенные моральные и духовные ценности. Если этого нет, нет и личности актера. Как может быть искренним произведение, если неискренен его автор?
      Меня всегда привлекали песни событийные, содержащие драматургию мысли и чувства.Вместе со мной они взрослели, к некоторым я возвращалась вновь и вновь. Критерием выбора репертуара для меня является то, что прожито, прочувствовано, обдумано.
      Искусство песни ныне — одно из самых массовых и отводить ему роль легкого жанра значило бы принижать его истинную ценность и важнейшее средство воспитания человека. Как же сильно возрастает в таких случаях роль артиста на эстраде, как личности, несущей массам идеалы добра и любви. Какие же высокие требования надо предъявлять к себе, чтобы твоему творчеству поверили тысячи. и добиться этого можно. «Наивысшего человек достигает тогда, когда подает личный пример»,-  писал Стефан Цвейг.
      Но не менее важен на эстраде и внешний облик артиста. Когда публика приходит только смотреть, то и одеваться надо наряднее. Но если она приходит услышать, понять и почувствовать мир песни, то покорить ее можно только своим искусством. Об этом я слышала и от Лидии Андреевны Руслановой. «Когда я выступаю в Москве -, говорила она, - одеваюсь поскромнее. Публика здесь и получше моих нарядов видела. А вот в глубинке России, в поселках и колхозах, там я одеваюсь наряднее, там люди на праздник надевают самое лучшее».
      Многие полагают, что стать эстрадным исполнителем песни довольно легко. Сегодня, на мой взгляд, происходит как бы девальвация титула. Звание лауреата носит такая масса эстрадных артистов, что скоро придется придумывать какое-то новое слово, чтобы называть им лауреата среди лауреатов.
      Мне неоднократно приходилось бывать членом различных жюри и порой была необъективность и тенденциозность в подходе к оценке некоторых выступлений. Порой к участию в первом туре конкурса допускаются люди просто с посредственными даже плохими данными.
      Искусство - это необычайно трудная работа по созданию формированию человеческой души. Оно «исправляет» природу, оно «должно облагораживать человека», наконец, это «могучее средство исправления людского несовершенства», об этом говорили Вольтер, Горький, Драйзер. И только людям талантливым и сильным по плечу такая работа.
       Часто рассуждают о каком-то большом искусстве и даже слово «большое» пишут с заглавной буквы. Я не согласна с этим: нет ни большого ни маленького искусства, есть просто искусство. Все проверяется временем. То, что еще вчера считалось маленьким искусством и легким жанром, сегодня становится большим и значительным. Так было и будет. А «маленький» и «легкий» - это от лукавого, предлог для бездарности и заурядности примазаться к одному-единственному — настоящему искусству.

891

Спасибо за материалы!

892

https://www.spb.kp.ru/daily/26807/3843410/

893

"Комсомольская правда"
ВОПРОС ДНЯ
А разница в возрасте - это правда препятствие семейному счастью?
Эдита ПЬЕХА, народная артистка СССР:
- А что у меня спрашивать?! Звоните лучше Алле Борисовне или Максиму - они вам точно ответят! Я убеждена: возраст любви не помеха. Главное, чтобы любовь была настоящей.

https://www.kp.ru/daily/26810.7/3845678/

894

https://spbdnevnik.ru/news/2018-04-09/e … -kontserta

895

https://vecherka-spb.ru/2018/04/11/edit … ne-sdayus/

896

Публикация в интернете журналистки Марии Городовой 2013 г.
(М Городова работает в "Российской газете").
С Эдитой Пьехой мы записали 18 часов под диктофон. Однажды она сказала: "Женщина - всегда добыча, и очень важно уметь себя в этой жизни сохранить". Эта фраза и стала лейтмотивом интервью. А еще я подумала, что для того, чтобы чего-то добиться, одного таланта, даже блестящего, мало, надо быть еще и самостоятельной личностью.
"Эдита Пьеха: о любви и «Дружбе»".
Мы договорились с Эдитой Станиславовной Пьехой встретиться после концерта, и потом долго бродили по Кремлевскому Дворцу Съездов в поисках места, где можно было бы, спрятаться от шуток и приветствий коллег-артистов, настойчивого внимания сотрудников дворца и невесть как пробравшихся за кулисы поклонников. "Пойдемте в комнату охраны - там скромно, но нам не будут мешать", - предложила Пьеха. "Вы звезда"... начала я, глядя, как певица расправляет складки элегантного платья, присаживаясь на затертый диванчик. "Ну, какая я звезда. Звезды на небе, а я по земле хожу, и ничего в этой жизни мне легко не давалось".
- И все-таки ваша судьба, со стороны, похожа на судьбу Золушки: девочка из бедной шахтерской семьи, родившаяся во Франции, выросшая в Польше, взлетает на вершину музыкального Олимпа в чужой огромной стране.
- Я и во Франции, на своей родине, выступала и имела успех. Кстати в "Олимпии". Первый раз, в 65-м году я завершала своим выступлением первое отделение, а в 69 году директор этого престижного концертного зала, г-н Кокотрикс, пригласил меня вести всю программу Ленинградского мюзикхоллла. Мы с господином Кокотриксом уже готовили мой сольный концерт - он собирался "раскручивать" меня на всю Европу, но в день, когда у меня уже был куплен билет в Париж - вот судьба! - мне сообщили, что он умер.
А поступая в Ленинградский университет, я ни о какой артистической карьере и не мечтала. Первое время я так скучала по маме, по Польше, что все время плакала: купила репродукцию картины Васнецова "Аленушка", повесила ее над кроватью (иконку повесить побоялась, это был 55 год) и жаловалась ей по ночам. Я была выдернута из привычной среды, и спас меня только хор Польского землячества. Я сразу пошла туда, потому что без песни жизни себе не представляла. А руководил этим хором студент Ленинградской консерватории Александр Броневицкий. Он быстро обратил на меня внимание, но не такое, какое надо. Так как ночами я плакала, то на репетиции приходила сонная, и он решил, что я девушка легкого поведения. Но потом, когда я напела ему песни, которые знала, его отношение ко мне изменилось. Он сразу стал таким счастливым и пригласил меня в ансамбль при консерватории. Так, в новогоднюю ночь с 55 на 56 год я вышла на сцену консерватории. Вышла и победила. Сейчас смешно вспомнить, но на это выступление мне даже нечего было надеть. Выступала я в старом зеленом свитере - в таких только на лыжах ходят, в коричневой юбке и стоптанных замшевых туфлях. Но у меня был огромный успех: песню "Червонный автобус" бисировали четыре раза. Это был фурор, которого Броневицкий не ожидал. В зале сидела профессура, педагоги по вокалу, которые тут же пришли с предложениями: этой девочке надо заниматься на вокальном отделении, у нее редкий тембр. Но я еще года три видела себя только учительницей. Так и ездила: то в университет, то в "Дружбу", то в хор Польского землячества - и тут и там, и все на трамвайчике. Когда я выходила петь, я была как соловушка, которого, когда он поет, можно с ветки снять. Я пела, и мне ничего больше не надо было, я не знала, что это такое - бояться сцены. И только потом осознала, какое это счастье. Понимание того, что это профессия, которой надо учиться, пришло позже.
- Что-то, наверное, вам давалось легко. Вы красивая...
-- Нет, вначале я была совершенно некрасивая. Я приехала в Союз, у меня была большая стипендия (иностранцев у нас баловали), и после голодного детства, я наконец-то могла наесться досыта. Помню, я съедала по две банки сгущенки и по две пачки печенья на завтрак, и за первые три месяца поправилась на пятнадцать килограммов. И только потом, позже, я научилась подчеркивать и выносить на сцену то выигрышное, что у меня есть от природы, стала учиться тому, как стать красивой. На сборных концертах, сидя рядом с профессиональными артистами, я смотрела, как они рисовали себе глаза – тогда это делали так: брали карандаш 'Живопись", разрезали его пополам и кисточкой подкрашивали веки. Я собирала картинки из журнала "Экран", изучала лица Софи Лорен и Джинны Лолобриджиды, их "подводки", и училась делать свои глаза выразительными. Многое переняла у балерин: ходить так красиво, как они ходят - ставя ступню с разворотом и при этом глядя вперед.
Однажды, в "Олимпии" со мной произошел такой конфуз: я всегда была загорелая и мазала ноги вазелином, чтобы они блестели, будто я в чулочках. И вот ко мне подошла жена Кокотрикса, и сказала: "Давайте мы вам купим колготки". Была 65 год, мы и не знали, что это такое, и я ей; "А зачем? У меня ноги и так красивые!" "Нет, на сцене свои законы, да и вообще, парижанки всегда ходят в чулках".
Господин Кокотрикс был очень богатым человеком, он ко мне хорошо относился и сразу версия - "любовница". А я с ним по-французски разговаривала, мы с ним могли посекретничать без переводчика. И вот, во второй свой приезд, когда я уже выступала "звездой" концерта, я, зная его хорошее отношение ко мне, подошла и говорю: "Вы не могли бы мне занять денег?" Он долго смотрел на меня, онемев, и говорит: "А куда вы их деваете? Мы же платим вам половину гонорара Марлен Дитрих!" Так, случайно, все и выяснилось: ведь все наши гонорары уходили в посольство, которое потом уже выдавало деньги нам -- только на самое необходимое. Узнав это, Кокотрикс сначала кричал на весь кабинет, а потом нажал на кнопку, вызвал секретаршу и сказал: "Вы должны покупать Эдит все, что она попросит". Это был, кстати, второй случай, когда он ругался при мне. А в первый раз это произошло, когда он понял, почему меня не выпускают в Париж. Он посылал приглашения, а ему врали, что я или болею, или уехала - существовала система взяток, и несколько раз по моему приглашению пытались послать другую певицу. И вот когда, при встрече, я ему объяснила, что это происходит оттого, что у меня польский паспорт, он не сдержался. Он вышел на Фурцеву и сказал ей: "Если вы не выпустите Эдит, я устрою скандал на всю Европу! Вы что думаете, что она сбежит? Да у нее итак польский паспорт, действительный во всех странах мира". И Фурцева, под свою ответственность, отпустила меня на гастроли.
-- Эдита Станиславовна, и Париж и правительственные концерты были признаками признания.
— Нет, правительственные концерты скорее были связаны с унижением - нас даже на сцену выпускали только по паспортам. Но ведь и заграница, и правительственные концерты - это все было не сразу. Да, сначала ансамбль «Дружба» приняли с восторгом, все, что мы делали, было новым, неожиданным, это была как атака. Но потом, когда чиновники от культуры опомнились, начали нас ругать, а в 59-ом и вовсе дисквалифицировали, а мне пришили ярлык: "Пьеха - кабацкая певица, которую надо выстирать под самое декольте". Впоследствии автор этой статьи передо мной извинился. И на радио меня очень долго не записывали из-за моего акцента.
- Наверное, вы выстояли, потому что вас было двое - Броневицкий и Пьеха. А это трудно работать с мужем и днем и ночью вместе?
- Мы с Броневицким были вместе двадцать лет. Сначала для меня это была девичья влюбленность, он был на шесть лет старше меня и опытней. А я, когда выходила замуж, была девочкой, для которой мужчина - это было что-то, чего надо бояться. А вот когда родилась Илонка, у нас уже, к сожалению, был сугубо рациональный брак.
Вообще-то, я не поддаюсь дрессировке, но я всегда очень переживала и анализировала те замечания, которые Броневицкий делал мне по работе. Он был для меня учителем, и благодаря его требовательности я работала, делала все, чтобы он был доволен мною. В один прекрасный день, помню, я вышла на сцену безо всякого настроения - что-то случилось в университете. Это было впервые и я даже помню, где. Это был клуб МВД в Ленинграде. И вот я вышла на сцену без настроения, плюс там зал, как черная яма, и после концерта Броневицкий мне сказал: "Если ты так будешь петь, то лучше никогда больше не пой!" И тогда я придумала просить кого-нибудь из зала записывать все на магнитофон, и потом все это анализировала. Мы с Шурой были союзом, - я должна была работать и еще раз работать, а он очень много сочинял для меня. Он был очень талантливым, но понимал, что не абсолютен, и прислушивался к моему мнению, а я приняла участие в рождении очень многих песен. Например, песни "Огромное небо". Шура ходил и очень долго не знал, какую аранжировку сделать. У Фельцмана начинается "Об этом, товарищ, ни вспомнить нельзя"... как вальсочек. И вот Шура играет, играет, а я все хожу и слушаю. "Шура, это все не то! Это баллада. Это воспоминание. Надо сделать так: поется первая строчка и дальше нарастает звук... Так я выстроила всю канву песни, получилась баллада - такого ни у кого не было, и потом я еще долго получала благодарные письма от летчиков, а Гагарин подарил мне значок "Пилот I класса".
Со временем я поняла, что "Дружба" - это Броневицкий и Пьеха. И я всегда говорила: "Шура, есть ты и я, а все остальное меняется". Действительно, все составы "Дружбы" менялись, а мы оставались. Но всегда находились люди, которые играли на самолюбии Броневицкого, на его слабостях. Они нашептывали ему, что если красной строкой в афише будет написано "Эдита Пьеха и ансамбль "Дружба", то "ты Шура, - говорили они, - будешь на третьем месте, ты превратишься в аккомпаниатора". И Броневицкий меня прижимал. А я, естественно, обижалась, у меня уже проснулось артистическое самолюбие, я же видела, что когда меня не было на концертах, публика сдавала билеты. Но он продолжал верить доброжелателям.
- Слухи всегда сопровождают жизнь артистов, вам приписывали романы со многими известными людьми.
- Слухи были беспочвенны, у меня воспитание не то. Хотя, не скрою, Муслим Магомаев мне нравился. Кобзон мне очень симпатизировал, но дело в том, что он был еще более властным, чем Броневицкий, а я не хотела связываться с мужчинами-деспотами. Я предвидела, что если бы я приняла его ухаживания, то сразу же оказалась бы под его пятой. Когда я ушла от Броневицкого, то первый же звонок был от Иосифа - а дело было в Ялте. Иосиф сказал: "Я предлагаю тебе работать со мной, у тебя будет все - гастроли, деньги... И я очень хочу, чтобы ты приняла это предложение". На что я ответила: "Знаешь, Иосиф, я одного деспота на другого не меняю, тем более что у меня уже есть возлюбленный..." "Это кэгэбешник, что ли? В каком он хоть звании? "В небольшом, зато я его люблю".
Хотя с Иосифом у нас всегда были очень хорошие отношения, и я считаю, что он приближается к гениальности, и как певец, и как бизнесмен.
А вот с космонавтом Егоровым у меня связана такая смешная история. Это был Париж, и поскольку у меня был иностранный паспорт, то меня, на всякий случай, караулили и все время спрашивали: "Кто звонил? Зачем? Что говорили?" И вот после одного из концертов к нам за кулисы пришли Феоктистов, Комаров и Егоров - они вместе летали в космос. Пришли, благодарят за выступление, а Егоров глаз с меня не сводит. "Давайте выпьем, - говорит, — по бокальчику вина". "Ну, давайте!" Выпили. "Давайте я провожу вас до гостиницы". "Да не надо", - а гостиница-то буквально в двух шагах, и он уже был, что называется, хорош: все-таки Париж, все молодые... Короче, каким-то чудом я от него удрала, ушла в номер, закрылась. Вдруг стук: "Кто?" "Это я, Егоров, откройте!" "Не открою!" "Открой!" "Я уже легла спать",— опять стук. Все это длилось полночи, пока я не заснула. Наутро открываю дверь, а он лежит, похрапывает. Тут меня вызывает руководительница делегации (мы таких называли «музыканты в погонах») и в крик: "Как так! Что было? Как вы смели не впустить его в номер!" "Ночью, Надежда Апполинарьевна?" "Ну и что, он же советский космонавт!"
-- Вот и повод для слухов.
— Да, и к сожалению, Броневицкий всему этому верил, а меня это очень обижало. А вот о своих приключениях он сам все рассказывал. Я почему и Илону-то родила преждевременно. Так как я очень эмоциональная, то уже с шести месяцев беременности не могла петь, и "Дружба", уезжала на гастроли без меня. Как-то у них была поездка на Дальний Восток - представляете, молодых мужиков выпустили одних на 75 дней! Броневицкий был внимательным, он передавал мне с оказией чемоданчики с крабами и другими деликатесами. Но когда он из этой поездки вернулся, то так красочно мне рассказывал, какие там были девушки манекенщицы и стюардессы: "Ну и ты же понимаешь, мы молодые мужики", — продолжал он. А у меня было такое ощущение, будто кто-то очень сильно ударил меня по голове. Я не могла сначала всего этого понять, а потом просто себе сказала: "Иначе не бывает". И потом уже не позволяла ему все это рассказывать, потому что все эти истории стали для меня большим, непосильным грузом. Помню, сижу в коммуналке одна, а в голове у меня все крутится этот его рассказ, и я все представляю, как он там, с манекенщицами, а я тут, с таким пузом. И он, как назло, то звонит, то не звонит, а тут еще сон какой-то плохой приснился, ну я и заказала по телефону Петрозаводск -- они были там. Отсидела ночь в коридоре — разговор так и не дали, отсидела вторую... А на третьи сутки у меня досрочно начались схватки. Потом оказалось, что он был там, где не было телефонов. Так Илонку я и родила.
Но знаете, несмотря на свою слабую нервную систему, я научилась владеть собой, я стала развивать в себе волю и сумела воспитать в себе абсолютное равнодушие к таким вещам. Я сказала себе: "работа - это главное".
- И у вас никогда не возникало желания ответить тем же?
- Зачем, это же мелко. Я этого себе никогда не позволяла. Помню, однажды мне позвонила одна поклонница и сказала: "Эдита Станиславовна, машина Броневицкого стоит вот по этому адресу, и не первый день - он находится у такой-то". А я: "Ну и пусть!" А он вдруг как будто что-то почувствовал, и звонит: "Я тут отдыхаю за городом (для меня он, якобы, ездил загород) хорошо провел время и сейчас возвращаюсь!" И тут я единственный раз позволила себе иронию: "Тем более, что с Басков переулка ехать недалеко!"
Просто после какого-то момента я поняла, что плакать бесполезно, и что для меня моя любовь к нему должна перерасти в большее, в любовь к тому, что я делаю на сцене, и чему он меня учит. Я никогда его не проверяла, никогда не следила. А у него было такое высказывание: "Если я тебе изменяю, то это не измена, а чисто плотская разрядка, похоть. А вот если такая женщина, как ты начнет изменять, то только тогда, когда влюбится!" Так и случилось.
В 1974 году я познакомилась с молодым человеком, на семь лет меня моложе, очень красивым, бывшим спортсменом, и влюбилась в него. Геннадий на руках меня носил - этим и купил. Прожив двадцать лет на изменах, я решила, что и я тоже свободна в своих поступках. И однажды поняла, что все, больше так не могу, что если я хочу себя сохранить, надо уходить.
Я тогда со многими советовалась: "Что со мною будет?" "Будете петь в кинотеатрах, перед сеансами", - отвечали мне. Я согласна, думала я, - но пусть объявляют: "Выступает Эдита Пьеха".
Когда я сказала, что ухожу как жена и как артистка, Броневицкий не мог этого понять. "Без нас ты погибнешь!" "Не погибну, я буду петь в кинотеатрах". Мы расставались, и это было страшно: он предсказывал, что я без него пропаду, стану никем... А у меня, знаете, нет, не со злости, а от напряжения, вдруг, вырвались страшные слова: "Ты встретишь женщину намного моложе тебя, или ты ее уже встретил. Ты влюбишься в нее, или ты в нее уже влюбился, и она отомстит тебе за меня, она будет тебе так изменять, что на ней клейма негде ставить будет. И ты не сможешь этого вынести". Я до сих пор не могу себе этого простить, потому что через двенадцать лет так и случилось. У него появилась женщина намного моложе его, впоследствии он сделал ее солисткой, и вот она, я считаю, его и погубила. В 88 году она ночью закрыла его на ключ и ушла. Это было на гастролях в Нальчике, Шуре было 57. А наутро, когда она вернулась, то с криком побежала, потому что он лежал мертвый с телефонной трубкой в руках у двери, в которую пытался стучать. И конечно, я до сих пор считаю себя виноватой в том, что не смогла принести себя в жертву. Может быть, если бы я от него не ушла, он бы не умер так рано. Его сломало то, что я ушла. У него не было недостатка в женщинах, но он был похож на ребенка, у которого отняли игрушку, он растерялся, он уже не был прежним Броневицким, а я все-таки Пьеху себе оставила, имя сохранила. На следующий же день после развода я побежала в ЗАГС расписываться с Геннадием. Я была влюблена, я была счастлива и я уже была достаточно опытной артисткой, чтобы выстоять самой, и уже через три месяца адских репетиций мне и моему ансамблю аплодировали в Перми. На афише было написано: "Эдита Пьеха и ее ансамбль".
А вот Геннадием я была счастлива годика два-три: он стал моим директором, я помогла ему окончить институт, но все было бесполезно, потому что, как выяснилось, на первом месте у него были друзья, с которыми он любил выпить. А я давала по триста концертов в год, все "вживую" и ничего поделать было нельзя.
К сожалению, мне не везло с мужчинами, которые были мне близки. Может быть из-за того, что я всегда очень много работала, всю себя от¬давала сцене, а может быть оттого, что для того, чтобы быть счастливой мне пришлось бы многим поступаться, на многое закрывать глаза и в чем-то изменять себе. А вот этому я как раз и не научилась.
- Эдита Станиславовна, вы все время подчеркиваете "сохранила имя". Это так важно для артиста сохранить имя?
- Почему только имя? Сохранить себя. Может быть, это вообще самое главное для человека в этом мире.
Мы выходили из Кремлевского Дворца Съездов поздно вечером, а завтра у Эдиты Станиславовны здесь опять концерт и опять аншлаг, и на афише, рядом с ее именем, «Стас Пьеха» - любимец Эдиты Станиславовны, ее внук, выступает вместе с ней".

897

Это интервью было для журнала "Крестьянка" (в конце 1990-х - начале 2000-х журнал был довольно модным и популярным, выходил в глянцевом формате, весьма объемным).

898

Очень хорошее интервью. Живая речь Эдиты Станиславовны, ее язык (в отличие от написанного за нее чужим языком в книжке "ОЧС").
Вот такая обстоятельная, внимательная к собеседнику и бережная к слову журналистика мне очень интересна.

899

https://www.spb.kp.ru/daily/26821/3858254/

(Как ЭС защищает своих близких!
Её бы так...)

900

Молодец, Эдита! Сильная женщина. А журналюгам лишь бы раздуть очередной скандальчик.
Ждем с нетерпением на сцене!


Вы здесь » ЭДИТА ПЬЕХА » ПРЕССА » ИНТЕРВЬЮ ЭДИТЫ ПЬЕХИ ПЕЧАТНЫМ И ЭЛЕКТРОННЫМ СМИ